Главная Головна Защитник «Горняка-Спорта» дал откровенное интервью о ситуации вокруг матча с «Ильичевцем»

Защитник «Горняка-Спорта» дал откровенное интервью о ситуации вокруг матча с «Ильичевцем»

1

Руководство и тренерский штаб клуба из Горишних Плавней указали на нескольких футболистов, среди которых и Сергей Гаращенков, как на возможных организаторов «договорняка».

Игрок дал интервью изданию Sport.ua. Мы приводим выдержки из опубликованной беседы:

“Впервые сталкиваюсь с такой ситуацией. На меня хотят повесить всех собак. Но мне нечего скрывать – я здесь ни при чем. Я первый хочу, чтобы все выяснилось. Президент сказал, что вся команда пройдет детектор лжи – и тренеры, и футболисты. А на деле получилось, что это сделали лишь два человека. Почему? Потом из новостей узнаю, дескать, официально покинули “Горняк-Спорт” Гарбар, Марусич и Гаращенков, хотя у меня договор с клубом до конца чемпионата. Я никаких бумаг на расторжение контракта не подписывал – трудовая книга до сих пор в клубе. Как можно меня уволить без моего согласия и моей подписи?

“Горняк-Спорт” еще до моего прихода подозревали в нечестной игре — писали в СМИ, выясняли внутри коллектива. Сейчас меня пытаются сделать крайним и хотят на меня все спихнуть. Были еще подозрения, что матч с “Вересом” (1:6) носил договорной характер. Но когда в разговоре с тренером я поднимал этот вопрос, говорил, давайте с этим разбираться, подключать компетентные органы, мне сразу рот закрыли, и меня, Осадчего и Голенко более чем на месяц отстранили от тренировок. Но почему так поступили? Мы хотели с этим разобраться, добиться справедливости. А меня отстраняют от тренировок. Для меня, как для профессионального футболиста, это серьезный удар: я теряю профпригодность, трачу нервы, хочу играть в футбол, а мне этого не позволяют. Когда в последний раз беседовали с президентом клуба, он утверждал, что на 100 процентов уверен, что матч с “Вересом” был договорным. Почему это замалчивается?

Что касается матча с “Ильичевцем”, тренер акцентирует внимание на подкате, который я неправильно выполнил. В этом поединке я полностью выкладывался, старался быть максимально полезным команде. Делал подкат, хотел помешать сопернику обострить ситуацию. Какие ко мне могут быть претензии? Я что виноват, что судья штрафной поставил? К тому же этот штрафной не принес мариупольцам никаких дивидендов. Я не причастен ни к одному из пропущенных мячей. Но почему-то разбирают мой подкат, а не обращают внимания на подкат Ломко, когда нам забивали гол. Почему не разбирают момент в конце матча, когда идет подача, а он убирает голову, вратарь пролетает мимо, и мы пропускаем? Это очевидные факты, а пытаются свалить вину на меня. Тренер в середине второго тайма кричит: “Гаращенков, Гарбар, вы что, сдаете игру?!” Какие у него основания такое высказывать, когда счет 1:1? Если я чем-то не устраивал, у наставника было в запасе три замены. Почему он ничего не делал? Тем более, если что-то знал. Может, это кому-то выгодно?…

…Президент потом сказал в интервью, что в перерыве ему позвонили и порекомендовали не смотреть второй тайм, мол, там все понятно – “Ильичевец” победит. Но почему он ничего не предпринял? Почему не дал команду не выходить на поле, чтобы доказать, что мы не играем в такие игры? Насколько мне известно, укрытие таких вещей не в правовом поле. Все это очень странно.

У меня накопилось много вопросов, на которые не могу найти ответов: почему, когда играем с лидером, у нас за пять дней всего одна тренировка? Конечно, тренеру виднее. Но я, как профессиональный футболист, этого не понимаю. Снова-таки: может, это кому-то выгодно? Когда на меня выливается вся грязь, уже не могу молчать. Я никогда не принимал участия в договорных матчах. Дорожу и всегда дорожил своей репутацией. Как человек, который и близко не виноват ни в одном пропущенном голе, может повлиять на результат?

Сейчас для меня самое важное – очистить свое имя. Чересчур много вранья прозвучало в мой адрес. Сразу после игры отстранили от тренировок, выселили с базы, мне негде было жить, меня не кормили. Это был для меня огромный стресс, настоящая травля. Хотя абсолютно никаких причин для этого не было. Просто так это не останется.”